Чем является полноценная доброта?

JH-developing-real-world-help.jpg

Рав Йоханасан Гефен (Mishpatim, translation Valeria Burd, Torah MiTzion)

В недельной главе «Мишпатим» Тора инструктирует нас относительно одалживания денег другому еврею. Тора говорит: «Когда ты одалживаешь деньги Моим людям, бедному человеку, который рядом с тобой, не веди себя с ним как «кредитор», не руководствуйся собственными интересами. Если ты берешь одежду другого еврея как гарантию до захода солнца, верни ее. Ибо только это его одежда, защита для его кожи, в чем он будет лежать? И взовет он ко Мне, и Я послушаю, ибо Я сострадателен[1].

С первого взгляда эти мицвот кажутся очень прямыми, однозначными и понятными. Однако, рав Хаим Шмулевич выводит отношение Торы к хеседу (доброте) из этого отрывка[2]. Здесь говорится о человеке, который делает очень доброе дело – одалживает деньги другому еврею, и все-таки Тора дает еще несколько заповедей, чтобы обеспечить исполнение им акта хеседа полноценно и правильно, не уменьшив его значение. Важно проанализировать этот отрывок более детально, чтобы заметить общую в них тему:

«Не веди себя с ним как «кредитор». Раши, основываясь на Мехилте, что если тот, кто одалживает знает, что тот, кто занимает, не способен отдать ему деньги сейчас, - не должен на него давить, и даже должен вести себя так, будто заема не было, чтобы не пристыжать того человека. «Не руководствуйся собственными интересами». Это относится к запрету одалживать деньги, руководствуясь личными интересами (риббис). Рав Шмулевич перечисляет несколько раввинистических источников, которые подчеркивают серьезность этого запрета. Рав Шмулевич говорит, что строгость запрета одалживать, руководствуясь собственными интересами, достаточно сложно понять. Ведь понятно что тот, кто одалживает даже с маленькой долей личного интереса, все равно делает огромный хесед, давая деньги тому, кто в них нуждается немедленно, и свой интерес реализует позже, при возврате денег. Но все же Тора говорит о таком человеке очень строго.

«Если ты берешь одежду другого еврея как гарантию до захода солнца, верни ее». Если человек, который одалживал, не может вернуть долг, человеку, который занимал, запрещено брать его личные вещи для гарантии возврата. Например, одежда нужна в дневное время, поэтому тот, кто занял, может держать ее у себя только ночью, а днем должен вернуть, чтобы тот кто занял мог ей пользоваться. Кажется, если тот, кто занял, может пользоваться ей днем, то тогда какой смысл, ведь он будет намного меньше мотивирован возвращать ее. Тем не менее, Тора требует уважать базовые потребности того человека.

Рав Шмулевич объясняет, что главный смысл этих заповедей научить нас делать хесед полноценно, не преуменьшая его эффекта. Соответственно, несмотря на то, что одалживать деньги - большая мицва, мы должны быть очень осторожны, чтобы не преуменьшить ее эффект своим напором на человека, который занимает, ни коим образом. Рав Шмулевич говорит больше, что чем больше человек понимает ценность хеседа, тем строже он судится, если руководствуется собственными интересами, ведь он осознает ценность помощи, и тем не менее решает руководствоваться собственными интересами.

Мы учим из мицвот, связанных с одалживанием денег, что если человек делает какой-то хесед, он должен стараться делать его максимально полноценно, и не дать его испортить никоим образом. Это можно отнести ко многих областям в нашей жизни. Очень часто человека просят сделать какое-то одолжение – и он может согласиться, но сделать это с таким нежеланием, что человек, который нуждается в помощи, почувствует себя неудобно. Напротив, человек должен вести себя максимально радостно, помогая другу, насколько это возможно. Это также помогает человеку, попросившему о помощи, не чувствовать себя виноватым за свою просьбу. Похоже, человек, который дает цдаку может делать это с улыбкой или кислым лицом. Гмара говорит, что тот, кто дает цдаку с улыбкой, получает 17 брахот за свою мицву, а тот, кто делает это без энтузиазма, только 6[3]. Тот, кто делает акт добра без энтузиазма – сильно уменьшает его эффект.

Последний пример, когда кто-то просит кого-то сделать что-то и говорит как именно, и человек соглашается, но не уделяет внимание тому, как именно это сделать. Например, жена просит мужа помочь ей убрать дом. Однако у него могут быть другое представление об аккуратности, отличное от его жены, а он будет убирать согласно своим меркам чистоты. Но он, однако, знает, что жена бы хотела, чтобы он убрал согласно ее меркам аккуратности. Чтобы сделать хесед правильно, он должен убрать так, как она хотела бы, чтобы было убрано. Мы видим из мицвот одалживания денег, что мы должны стараться делать хесед максимально полноценно, как это возможно. Пусть мы все удостоимся помогать другим максимально эффективно.

[1] Мишпатим 22:24-26

[2] Сихот Мусар, стр. 191-197

[3] Бава Батра, 9б


Featured Posts
Recent Posts
Archive
Search By Tags
No tags yet.
Follow Us
  • Facebook Basic Square
  • Twitter Basic Square
  • Google+ Basic Square